Смерть стоит того, чтобы жить,
А любовь стоит того, чтобы ждать.
КИНО

Странник
(поэма)

Предисловие

Образы Света и образы Тьмы –
Богом блаженным не вы ль рождены?
Дети Конца и Начала, вы первые
Тускло мелькнули в градации серого,
Исподволь крадучись тенью во снах
Полубезумной души. На весах,
Сплетенных тонкими струнами-нервами,
Образы, дети безумцев, вы – первые…

Лавой застыл кристаллический слог.
Слово, владелец которого – Бог,
Треснуло строчками. Многие полосы –
Мира История… Образы… Образы.

*1*

Одинокий и замкнутый странник слезает с коня.
Он устал, пропылился и хочет воды и еды.
Он терзает кресало, пытается высечь огня
На ночную траву. Он живёт от нужды до беды.
Он кочует степями и узкими тропами гор.
В его сердце одно делят ложе любовь и печаль.
Он покинул свой город вечность назад, и с тех пор
Устремляется в даль, многоликую дикую даль.
Что он ищет, в безумстве проклявший себя пилигрим?
И куда он спешит, не боясь ни болезней, ни ран?
Все дороги ведут сто веков в умирающий Рим,
Как все реки издревле текут в Мировой океан…

*2*

Спит.
В бою не раз бывал он
Бит,
И бил других, бывало…
Снег
фиксирует следами
Бег –
То враг бежит пред нами.
Враг
Бросает свои копья.
Шаг –
Взмывают в небо хлопья.
Миг –
И вот уже победа!
Бриг
Палит из пушек следом.
Брег
Затоптан под конями.
Бег –
То враг бежит пред нами…
Сон
Открыл свои покои,
Он
Напомнил про былое.

*3*

Солнце смеётся звериным оскалом
И освещает чёрные скалы.
Речка змеится мертвой водою,
Влагой питает дурман с лебедою.
Стиснуты губы, веки открыты –
Сны отлетели, но не забыты.
Горькие зубы жуют свежий завтрак,
Льется капелью новое Завтра.
Снова – дороги, снова – походы
Через безмолвные лики природы,
Через пороги, дожди и завалы,
И через чёрные мёртвые скалы,
В место, где небо атласом искрится,
Где восседает на троне Царица.
Тесно душе и вольготно раздумьям,
Сердце терзает дорога-колдунья.

*4*

Пыль на дороге, пыль на пороге, пыльно.
Боль тянет ноги, боль давит ноги сильно.
Дверь отворилась, дверь растворилась в тени.
Жилка забилась и удавилась в лени.
Путник усталый, гость запоздалый входит,
Свет свечи талой во тьме, как попало бродит.
Влаги напиться, лечь и забыться бредом.
Дай-ка, сестрица-хозяйка укрыться пледом.
Дай-ка мне яду, сядь со мной рядом, надо.
Ты ль не Наяда, ты ль для меня не услада.
Семь сороков конь мой подков сбросил,
Семь семериц за путь я девиц бросил.
Следующей будь – утром мне в путь хмурым…
…Дай мне уснуть…Дай же уснуть! Дура.

*5*

В трактире придорожном бродяга спит хмельной.
В конюшне конь его сквозь сон жуёт овёс.
Два друга и товарища, не тянет их домой.
Куда же их от дома рогатый чёрт занёс?
Искать любовь и счастье погнала их судьба.
Найдут ли то, что ищут? Раз ищут, то – найдут.
Ведь, в самом деле, счастье – извечная борьба.
Любовь ведь, в самом деле – когда извечно ждут.

Хозяюшка уж встала, и завтрак зашипел,
Коню воды налила, поправила подол.
И молча загрустила и взгляд, вдруг, заблестел,
И тихо две слезинки ударились о пол…

*6*

Сон
Раскинул свои руки
Дон –
Гигантская гадюка,
Степь
Донская и казаки,
Цепь
Внезапная атаки.
Взрыв
Швырнул на небо клочья.
Жив!
Но сердцу нету мочи.
Ход
Размеренных мгновений.
Пот
Степь залил по колени.
Кровь –
Своя или чужая?
Бровь –
Защитница глазная.
Гул
В ушах от напряжения.
Дул
Дымок с полей сражения.
Знал –
Побили мы их крепко.
Спал,
Глаза сомкнувши цепко.

*7*

Стиснуты губы, веки открыты –
Сны отлетели, но не забыты.
Горькие зубы жуют свежий завтрак,
Льётся капелью новое Завтра.
Снова – дороги, снова – походы,
Через безмолвные лики природы,
Через пороги, дожди и завалы
И через чёрные мёртвые скалы.
В место, где синее небо сияет,
Где восседает Царица земная.
Тесно душе и вольготно раздумьям,
Сердце терзает дорога-колдунья.

Что там за краля, машет платочком?
Ах, это – Галя!.. Славная ночка.

*8*

Через степи, степи, степи
Рвутся сети, путы, цепи –
Нет отточеннее стали,
Чем дорог кинжальной дали.
Мчится, мчится птицей странник,
Бодр как явь, как воздух ранний.
Видит цель его зеница –
К цели! К цели! Птицей! Птицей!
Вот он, город долгожданный,
Где-то образ в нём желанный.
Где-то в нём его Царица –
К ней скорее! Птицей! Птицей!
Вдруг, как будто ненарочно,
Образ снившийся всеночно,
В одеянии атласном
Проявился. Молвил: “Здравствуй”.

*9*

Конь –
Застывший в нервной дрожи…
Тронь
Его – взбеситься может.
– Ты?!!
О, радость! Боже мой!
Рты
Сближаются…
– Постой!

*10*

– Постой! Да, я ж тебя узнала!
Ты был солдатом. Угадала?
Ведь я над полем тем витала,
Где ты чуть было не погиб.
Ну, помнишь, был туман как шторка,
Твой полк в засаде стал у горки,
И степь донская, как скатёрка,
И Дона синего изгиб?
Да, славно я там разгулялась,
Солдат объелась-обожралась,
И крови вволю налакалась.
Хороший случай был поесть!
Чего таращишься, дурашка?
Не хватит ли тебя кондрашка?
Не побежит, чего, по ляжкам?
Уже ты понял, кто я есть?
– Ты – Смерть! Но, как же ты прекрасна!
Ты так мила, хоть и опасна!
О, бедный я, о я несчастный,
Зачем тебя я полюбил?!
Уж лучше б ты меня забрала,
Когда над полем тем витала,
Уж лучше бы осколков шквалы
В бою я том не обходил.
Но как же быть, скажи на милость,
Хочу бежать, но как не силюсь –
Нет сил! Ты мне ночами снилась,
Я без тебя – не в силах жить.
С тобой же – тоже невозможно.
Куда не кинь – всё выход ложный,
И скован я будто стреноженный.
И так и сяк – могилу рыть.
– Я понимаю твои чувства,
И мне, поверишь? – тоже грустно.
Тогда в желудке было грузно.
Ты выжил – я была сыта.
Теперь же – нет. Тебе я снилась
Поскольку там в тебя влюбилась,
И стала ждать, приблизить силясь –
Меня ты любишь не спроста.
Твоя любовь – лишь привидение.
Хочу теперь я, в упоении,
Тебя принять в свои владения.
Прильни скорей, мой друг ко мне.
Я так ждала, ты так стремился…
– Хоть не затем к тебе явился,
Но, видно, злой мой рок случился,
И в адском мне гореть огне.
Да! Я прильну! Хоть ты и сука –
Не в силах выдержать я муку,
Невмоготу мне сердца стука
Унять, и с ним свою любовь.
Ещё поплатишься за это,
Будь проклята ты на все лета,
Паскуда! Мразь! Еда согрета –
Иди, лакай у жертвы кровь!

*11*

Режутся зубы
Сквозь алые губы.
Морщится кожа
На пакостной роже.
Тянутся когти,
Ползя из под ногтей.
Лезет Зараза
Не спешно, не сразу.
Клык колет шею,
Челюсть – ошейник…
Холод. Озноб.
Смрад. Темень… Стоп!

*12*

Старуха гиблая и злая
Смотрела, молнии метая,
На странника – на свой обед.
Не удалось ей вынуть жало,
Как будто что-то удержало,
Хоть видимой преграды нет.
Плюётся, в гневе машет шалью,
И басом богохульной бранью
Исходит злость, словно смола.
Но ей известна та причина,
Что очень скорую кончину
От человека отвела.
Любовь! Не призрак – а земная.
С ней, расстояния сминая,
Святая Нежность. Кто-то ждёт
И верит, что пройдёт разлука,
И милого большие руки
За стан обнимут. Он придёт,
Чтоб больше никуда не сгинуть,
И дом желанный не покинуть,
И в нём остаться навсегда.
Старуха Смерть достала крылья,
Взлетела, столп поднявши пыльный,
Пропав на долгие года.

*13*

Птицы в небе пролетают,
Облако на небе тает.
Лес – далече, степь кругом.
В сердце – вечер, в горле – ком.
Конь ретивый щиплет травку.
В голове от мыслей давка.
Вихрем кадры пронеслись:
Смерть; Любовь; Царица; Жизнь.
Бред какой-то, наваждение –
В мире дара нет бесценнее,
Чем любить и мудрым быть…

Конь копытом начал бить.
– Что, коняга, отдохнул?
Тоже к дому потянуло?
Ну, поехали, раз так.
Да-а, дурак я… Ох, дурак!

*14*

Прочь –
На волю, от неволи!
Ночь
Застала в чистом поле.
Пень
Порублен для кострища.
Тень
Вокруг кострища рыщет.
Слух
Улавливает шумы.
Дух
Тоски пронзает думы.
Дом
Пока ещё далече.
Днём,
А может быть под вечер,
Путь
Найдёт желанный дом.
Будь
Что будет. Нынче – сон…

*15*

…Нарисованные травы,
нарисованное небо,
Нарисованы деревья –
мир как будто полотно.
Будто бы, какой художник
создал сказочную небыль,
Будто ум его туманный –
с головой не заодно.
Краской созданные дали,
кистью – яркие пейзажи,
Панорамы и портреты
перепуганных людей –
Всё дыханием застывшим зафиксировано.
Даже
Звуки ветра, шумы леса,
клик небесный журавлей.
Протянул ладонь и тронул
тех картин шероховатость.
Там – весь мир, в котором прожил,
ненавидел и любил.
И лесов дремучих жесткость,
облаков высоких ватность,
И морей широких мокрость
на ладони ощутил.
Вынул зеркало с опаской,
повернулся ликом к свету,
И страшась себя увидеть
в омут робкий взгляд послал.
И увидел, что он тоже
стал написанным портретом!
– Как же так случилось, Боже?!
Как же я сюда попал?!

*16*

Сомкнуты губы, веки открыты,
сны отлетели, но не забыты.
Горькие зубы жуют свежий завтрак,
Льётся капелью новое Завтра,
Чистое Завтра как девичьи слёзы.
Преданным шмелем на первые розы,
Крыльями мантру Любви воспевая,
Пыльным плащом вольный ветер гоняя,
Мчится бродяга, коня не жалея,
К милому дому. Скорее. Скорее.

*17*

Пыль на дороге, пыль на пороге, пыльно.
О, мои боги, будьте не строги сильно!
Дверь отворилась, дверь растворилась в дали –
Сердце забилось и подавилось…
– Галя!!!

Послесловие
*1*

Ну, вот ты и женат, дружище,
Имеешь свой родной порог
И сапогом своим пылищу
Не топчешь множества дорог.
Но, что с тобой, чего не весел
И нервно куришь, матерясь?
Среди ковров, диванов, кресел
Идиллия не удалась?
А где же Галя? Ах, стирает.
Да, нет же – это не она!
Она?! Да ну! Так не бывает.
Хотя… бывает. Вот-те на!
Поправилась она изрядно.
Сварлива стала и дурна.
О, где же ты – стройна, нарядна,
Безумно в мужа влюблена?
А дети есть? Так Бог и не дал.
Да сколько ж лет уже прошло?
Пятнадцать лет! Я и не ведал,
Что столь воды-то утекло
И сгинуло в кромешной дали.
И ты – не тот уже, кем был…
Тебе привет передавали.
Царица некая. Забыл?

*2*

Смытым зигзагом рисуются мысли
На проспиртованных мутных мозгах –
Сброженным злаком, как тонкою кистью,
Пишутся образы в полутонах.
Где-то впотьмах – батарея бутылок.
Выпито зелье. Смывается боль.
Грешное сердце – лишь тонкий обмылок.
Тонкий обмылок – лишь боль да Любовь.
Каплей последней смываются грани
Мира и Ада. Нет силы терпеть…
Ранней зарницею, утречком ранним
Стаяло сердце. Приняло Смерть.

*3*

Темные степи под сумрачным небом,
Звездные иглы впиваются в глаз.
В этой стране Он, по-моему, не был.
Впрочем, Он мог уже быть тут не раз.
С тонких лучей полуночных искринок
Поступью легкой спустилась Она,
Светлая тень среди темных травинок,
В темной воде – золотая волна.
– Кто ты? Ах, кто ты?! – спросил Он девицу,
Думая верно, что все это сон.
– Милый, Ты помнишь? Я же Царица!
«…Я же Царица!» – Луна в унисон
Звук повторила, Ему улыбнувшись.
Звезды, как дети, построились в круг.
– Здравствуй, Любимый, мой Странник заблудший,
Мой самый лучший, мой Милый, мой друг.
Звездная россыпь легла Им на плечи,
Светлые росы омыли тела.
– Выпьем вина, мой Любимый, за встречу!
Выпьем, родной. Я так долго ждала!
Где же Ты был, где летал, ясный сокол?
– Жил на земле, но, увы, не с Тобой.
Там без Тебя не летал Я высоко,
Разве что в мыслях, когда был запой.
Кстати, привет от Тебя передали.
Кто это был, передавший привет?
– Бог его знает. Случайно болтали.
Странный такой. Говорил, что поэт.
Слушай, а помнишь, как мы повстречались?
– Как же, еще бы! Средь голой степи.
Правда, болтал Я там лишнего, каюсь.
Ты уж прости Меня.
– Ладно… Поспи…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте свой комментарий внизу страницы
Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


:-) 
B-) 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
;-) 
:bye: 
больше...